Волжский Форум

Волжский - город твоей судьбы...
Текущее время: 22 сен 2018, 17:42

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Интересно?
да! 75%  75%  [ 6 ]
Ну-у.. когда делать нечего можно почитать.. 25%  25%  [ 2 ]
Отстой! 0%  0%  [ 0 ]
Всего голосов : 8
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: рассказы
СообщениеДобавлено: 31 авг 2004, 20:20 
Не в сети
Начинающий
Начинающий
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 май 2003, 00:08
Сообщения: 9
Откуда: Волжский
ВСЕГО ЛИШЬ КОМОЧЕК ЗВЕЗДНОГО ВОСКА

Автор: Гарридо Алекс [los_garrido@mail.ru]
Сайт автора: http://zhurnal.lib.ru/g/garrido_a/



Когда Он лепил звезды, чуть-чуть осталось.
И кто-то похитил остаток, и так мало его было, что не хватились.
Малость - для вселенной. Малость - для Великих.
Как раз, чтобы вылепить человека. Ну, или почти человека.



Это существо не делили надвое. В полноте своей оно. Но если посылать его в мир людей, необходимо придать видимость разделенности и неполноты. Сурья будут звать его в этот раз. Мы дадим ему имя Сурья. Оно будет как бы женщиной в этот раз, и всей красотой, какую может вместить человеческая форма, мы наделим его. Вылепим, выгладим тонкое лицо, поцелуем в уста.

Игрушка наша, приманочка, смоляное чучелко! Иди, иди собирать восхищенные взгляды и вздохи, эхо сердцебиений и гула взволнованной крови. Как пыльца на пчелиное брюшко, налипнут на тебя восторги и желания, сладостные грезы и горькая соль сожалений.

Вечность однообразна. Мы питаемся ею. Принеси же нам еще приправ свежих и острых к нашей трапезе, Сурья, комочек звездного воска.





Он пас буу своей семьи, долгорогих, долгошерстных черных буу, на южном склоне. На северном замело даже камни в рост человека, а выше траве мурму не подняться. Здесь же, на южном склоне, верхушки травы поднимались над сугробами выше шнуров, стягивавших шерстяные штаны под коленями.

Широкий войлок защищал от ветра. Из-под ушастой пестрой шапочки ползли по спине косицы - ниже пояса. В меховых сапогах ноги, в меховых рукавицах руки. Достаток в семье, вот и пастуха своего снарядили хозяйки как должно и еще лучше. Припасов собрали - все братья помогали нести. Да еще чуть не каждый день, если не было метели и бурана, приносили еду, еще хранившую тепло домашнего очага и материнских рук.

Буу рвали траву плоскими коричневатыми зубами и долго терли ее во рту, прежде чем наклонить мохнатую голову за добавкой. Зимой трава мурму жестка.

Ашра наигрывал на маленькой свирели простую пастушью песенку. Лежал на животе, завернувшись в войлок, опираясь на локти, глаза прикрыл, только губы подносил к одному отверстию, к другому, отдавая им теплое дыхание свое и мечты.

Иссякнет зимнее время, когда земля перестанет сердиться на солнце и впустит его в брачный чертог. Тогда справят они заново свою свадьбу, а людям надлежит справить свои.

И Ашре, если мать не ошиблась в подсчетах, - а кто видел, чтобы мать ошибалась? - и Ашре придется покинуть семью и уйти в семью тетушки. Его берут за старшую дочь, большая честь. Берут, потому что Ашра красивый. И он - хороший пастух, он понимает буу, и буу любят его. Когда он берется за сосцы, самые непутевые смирно стоят.

Ашру любая семья была бы рада взять. Но мать сговорилась с сестрой, еще когда брала ее сына для Эрки. Чтобы не таскать неподъемные лари из дома в дом, обменяются сыновьями, и никто никому уже ничего не должен. Сейчас, может, и жалеет: за Ашру много добра предлагают, больше, чем просили за Эркиного мужа. Да слово сказано, быть Ашре за тетушкиной старшей дочерью.

Неторопливо скрипели травой буу. Неторопливо катилось зимнее время.

Ашра играл на свирели. Может быть, незатейливая песенка пастуха и приманила беду.

Откуда она взялась, Ашра не видел. Просто подошла - Ашра не слышал ее легких шагов за гулкими вздохами буу, за хрустом взламываемого острыми копытами наста. Подошла, встала рядом и, наклонив голову, слушала, как играет пастух. Ашра не сразу ее заметил.

Вскочил, стряхнув войлок на снег, прижал руки к животу, поклонился.

Узор на ее одежде был незнакомый - ни в своем селении, ни в окрестных Ашра не знал такой семьи. Две косицы лежали поверх вышитого нагрудника, перевитые пестрыми шнурами. А лицом она была, как все, как и сам Ашра - темна, и глаза как листочки травы мурму, узенькие, темные. Что в ней было такого? Ничего. Но она смотрела на Ашру так, словно впервые в жизни увидела мальчика, смотрела и молчала, и Ашра, конечно, молчал. Стоять так, без войлока, на ветру, было холодно, но она ничего не говорила и не делала.

Ашра не выдержал - поежился. Пусть сочтет невежливым, но сама-то хороша! Сколько можно греть своим телом зимний ветер? Поежился еще раз, уже нарочно. Пусть видит. А она... она шагнула ближе, подняла войлок и накинула ему на плечи, и стянула концы у него под подбородком, а потом развела в стороны руки и сомкнула их у Ашры за спиной. Ашра чуть не упал, она и удержала.

- Ты что? - забыв о почтительности и скромности, сипло выкрикнул он. - А увидит кто?

И то: буу смотрели на них, повернув бородатые морды, клочья травы свисали с черных губ, огромные глаза мерцали загадочно.

Она улыбнулась, бросив его из одного ужаса в другой. Если женщины и улыбались когда мужчинам, то он, Ашра, за все свои пятнадцать лет и не видел такого, и не слышал о таком.

- Никто не увидит, - сказала. - Никого здесь нет. Сыграй еще.





Хорошо, Сурья, хорошо... Не множество мелких, разрозненных трепетов и вожделений, не взгляды и вздохи случайных прохожих, но одна бесценная щепотка изысканной пряности, терпкой, крепкой. Вкус страсти и смерти. Хорошо, Сурья.

Я знаю, Сурья, ты не любишь, когда восковая плоть твоя плавится в наших пальцах. Ты теряешь себя. В другой раз тебе не вернуться. В другой раз все другое.

Но за такое лакомство, Сурья, мы позволим тебе побыть подольше, не станем разминать звездный воск, оставим как есть. Может быть, еще и еще позволим побыть тебе Сурьей.





Уходили младшие братья, уносили пустые торбы, оставив полные - с едой из дома, обернутой в шерсть, еще теплой. Он ставил домашнюю снедь возле очага в своей хижине, чтобы теплым угостить Сурью. Потом выходил, садился на снег, поднимал темную гладкую свирель к губам. Темные и гладкие были у нее дудочки, как пальцы у Сурьи.

Она приходила каждый день, как и в первый раз - без войлока на плечах.

Ашра уже ждал ее, знал, что она подойдет и сядет рядом, а когда он предложит ей свой войлок, она подвинется к нему и укроет одним войлоком их обоих.

Жены спали с мужьями под одним одеялом. Под одним войлоком с ними не сидели. Это было странно, страшно и чудесно. Их тепло соединялось. А тепло - это жизнь.

Потом они входили в хижину, садились у очага и ели вместе. И это тоже было неправильно, но Ашра привык, ее причудам удивлялся только, не пугался уже. Она могла снять с колышка костяной гребень и расплести косицы Ашры, и расчесывать их бесконечно медленными, плавными движениями. Могла положить голову ему на колени и смотреть оттуда, как из другого мира. Могла выловить из горшка лакомый кусочек и протянуть Ашре, дать ему откусить половину, а остальное отправить себе в рот. Сердце Ашры замирало, щеки обжигало невыносимым жаром.

Откуда она приходила? Ашра боялся спрашивать. Не было поблизости селений, кроме их селения, а в их селении не носили таких узоров. И не творили такого.

Не сразу, не сразу разглядел Ашра, что за удивительностью ее прячется невероятная, невозможная красота. Такая же она была, как все. Как все-все-все. Поэтому ни у кого не вышло бы быть похожим на нее. Все человеческие лица, какие видел Ашра за все свои пятнадцать лет, были в ее лице. Все, что могло быть красивого в человеческих лицах, было в ее лице. Невозможно было не смотреть на нее. Отведешь взгляд, а глаза сами ее ищут, не могут обойтись.

Так он и смотрел на Сурью, не отводя взгляда. И Сурья так же смотрела на него. Он рассказывал о своей семье, о матери и сестрах, о старшей Эрке, для которой две весны назад взяли мужа из семьи тетушки, о младших братьях, об отце, умершем прошлой зимой от живота. Сурья слушала все, но о себе ничего не говорила, и Ашра не спрашивал. И о себе одно утаивал раз за разом: что этой весной его возьмут из дома в семью тетушки, мужем для ее старшей.

И медленно катилось зимнее время.

Снег оседал уже под просочившимися сквозь облачную завесу лучами. Мать-земля склонялась простить солнце. Скоро должен был прийти старший из младших братьев, прийти уже на совсем, сменить Ашру на пастбище. Ашре же пора было спуститься в селение, отмыться, отоспаться, откормиться перед свадьбой.

Когда он, запинаясь, поведал об этом Сурье, она ни слова не сказала в ответ. Сняла с колышка гребень, расплела косы Ашре, расплела косы себе. И вплела в свои волосы его шнурки, а в его волосы - свои.

Ашра такого обычая не знал, но понял и подчинился. Ничего нового не было в том, что она сделала. Все это уже случилось с ними - когда ее тепло соединилось с его теплом. Теперь же она утвердила это. Ашра не мог уйти в дом тетушки, не мог вернуться и в свой дом: Ашра принадлежал дому Сурьи, где бы он ни был.

Этой ночью она не ушла, как уходила всегда. Этой ночью она велела Ашре снять всю одежду с себя, всю одежду с нее. Когда они заснули, их руки и ноги остались переплетенными. Не могли уже различить, где чье. Тел отдельных больше не было у них.

Утром Ашра не нашел ее.

Она забрала его одежду и оставила свою. Ашра надел ее одежду, расшитую знаками звезд и бесконечности.

Вечером она не пришла. Ашра весь день играл на свирели. Она не пришла.

Когда пришел старший из младших братьев, Ашра сказал, что останется еще до следующей весны. Брат испугался и убежал в селение.

Вернулся, сказал: иди, мать велит. И Ашра пошел.

Праздник уже начался. Перед домами горели высокие костры - у кого выше, к тому щедрее будет земля и ласковее солнце.

Дети носились между кострами, кричали звонкими голосами, дули в дудки и свистелки, трясли погремушки. Все одеты были одинаково: в короткие платьица, вышитые родовыми знаками, стеганые штаны, войлочные сапожки, пестрые шапочки. Косицы прыгали, переплетенные цветными шнурками, на шнурках гремели бубенцы. Те, что постарше, сбившись в стайки, веселились уже по отдельности: девочки со своими, мальчики со своими. Девчонки, злыдни, вовсю вышучивали мальчиков, смущенно топтавшихся поодаль, красневших, прятавших взгляды. Впрочем, все это было неважно: решать матерям.

Когда Ашру увидели в чужой одежде, все собрались вокруг. Малыши вертелись под ногами, визжали, но рук к одежде не тянули: боялись чужих знаков. Ашра ни на кого не посмотрел, пошел к дому.

У их дома тоже горел костер, самый высокий. Ашра обошел костер, встал перед дверью. Всем надоело на него глазеть, разбежались. Дудели и свистели, гремели бубенцами, песни пели, плясали вокруг костров. Только его семья оставалась в доме: стыдно. И света не жгли.

Мать подошла к двери, из темноты окинула горьким взглядом его с головы до ног.

Зачем пришел?

Ты велела.

Ты уже не наш. Иди отсюда.

Куда мне идти?

Мать отвернулась, скрылась в доме.

Ашра стоял еще, пока ночной холод не начал лизать кости внутри него. Потом вынул из-за пазухи свирель, положил на порог, повернулся к двери спиной и прыгнул в костер.





Хорошо, Сурья, хорошо. Соли горькой, острой, от которой перехватывает дыхание, ты принесла нам. Что вечность перед жгучей бедой, обманутой надеждой? Пресна и безвкусна. Хорошо, оставайся еще Сурьей, принеси нам еще приправ и соли, безвкусна вечность и холодна.

Куда же ты, Сурья?





Маленькая белая звезда сорвалась с неба.

Головни разлетелись по всему селению, расплескался горячий воск. До утра забрасывали талым снегом полыхнувшие дома.




________________________________________________________
И еще. 27 августа в издательстве "Крылов" вышла книга Алекса Гарридо "Акамие".

Вот несколько отзывов:



Валерия Малахова
В своё время автор охарактеризовал "Акамие" как "псевдоисторический псевдовосточный роман". Поскромничал автор с этими "псевдо". Роман - настоящий. О настоящих, живых людях. Об их чувствах - искренних, подчас неистовых, противоречивых...

Люди, читавшие "Акамие", делятся на две категории. Одним роман нравится - сразу и навсегда. Другим не нравится - и тоже окончательно. Но равнодушия я не встречала ни разу. Что, как мне кажется, свидетельствует о качестве текста.

Автору удалось избежать распространённой ошибки - Алекс не сделал из книги боевик. Нет, не обучится виртуозно владеть клинком юный светловолосый танцовщик... Да и зачем? Другим рукам держать мечи. Благо, в романе и воинов хватает. Победы Акамие - духовные. Остаться верным дружбе. Не убоявшись гнева царя, спасти брата... Легко ли?

Легко ли - остаться человеком, несмотря ни на что?

Для меня - роман именно об этом.



***

Stacco
Меня книга покорила с самой первой фразы. Вообще-то сначала я прочитал не книгу, а только небольшой отрывочек, который показался мне волшебной сказкой. Потом, я решил прочесть книгу целиком - какое это было удовольствие - я смаковал каждую страничку, каждый абзац... я не мог оторваться от книги, а когда прочел, то стало ужасно тоскливо от того, что не знаешь что было дальше. Все герои стали родными.

Позже, я давал книгу прочитать маме, тетке, знакомой - и каждый раз меня мучала зависть - той тропинкой, что стала мне знакомой до боли, они пройдут впервые... Много бы я отдал, чтобы иметь возможность заново "впервые" прочесть книгу.

Очень рекомендую.



***

Сорвейн
"Акамие" - сказка, страшная в своем волшебстве. Но для читателя она - универсальный способ постичь собственную душу. И не понадобится ни медитация, ни иные специальные приемы. Просто возьмите "Акамие", начните читать...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 сен 2004, 22:28 
Не в сети
Начинающий
Начинающий
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 май 2003, 00:08
Сообщения: 9
Откуда: Волжский
ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ
Автор: Живетьева Инна Александровна (jv@ngs.ru)
Сайт автора: http://zhurnal.lib.ru/z/zhiwetxewa_i_a



Начальнику диспетчерского отдела
Института нанотехнологий Души
Смирнову А.А.
От инспектора Приреченского района
Кузмина Н.В.


Служебная записка N12038.

В подведомственном мне районе было зафиксировано нестабильное душевное поле. Источником возмущения является Красина Евгения Сергеевна, 25 лет, проживающая по адресу Мира 189, кв. 18, одинокая, профессия - бухгалтер.

Резолюция Смирнова: "Принял. Передать в отдел Исследований"

*****


Начальнику отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Миншану Т.А.
От агента отдела Исследований
Ларцева С.С.


Отчет.

В соответствии с СЗ N 12038 я вступил в контакт с объектом (вариант "застрявший лифт") и взял пробу души. Образец передан в Лабораторию тонких исследований.

*****


Начальнику отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Миншану Т.А.
От лаборанта ЛТИ
Петровой Т.Н.


Результаты анализа.

Проведенный анализ образца души N 12038 позволяет заключить, что на момент взятия образца нестабилизацию душевного поля вызывали следующие факторы:
-- "Я опять прибавила на талии 4 сантиметра".
-- "Денег нет, а Ленка из маркетинга купила потрясающие клеши со стразами и вышивкой".
-- "Весна на дворе, а хоть бы кто познакомиться попытался. Этот идиот из лифта не считается, не люблю мужиков с глупым видом и томными глазами".
-- "На неделю отключили горячую воду".
-- "Обрызгало проезжающей мимо машиной. Пальто в крапинку как леопард".
-- "По совету Маринки сделала экстремально короткую стрижку и выгляжу как ежик, переболевший лишаем".

Приписка карандашом, сделанная рукой лаборантки: "Что, Серенький, тебя женщины в последнее время не ценят?".

*****


Начальнику отдела Тонких технологий
Института нанотехнологий Души
Федорову М.А.
От менеджера проекта
Кручинина В.В.


Служебная записка.

По результатам анализа объекта N12038 инициирую технологический проект с N 12038-01 и прошу выделить системного аналитика.

Резолюция Федорова: "Угу. Передаю аналитикам".
Ниже, почерком руководителя группы системного анализа: "Ресурсов нет".
Еще ниже, опять рукой Федорова: "Так снимите с Правительственного сектора, все равно они там от безделья маются".

*****


Менеджеру проекта N12038-01
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От системного аналитика
Веселова К.А.


Техническое задание 12038-01

Для стабилизации души предлагается внести следующие изменения в ее структуру:
-- на 5 уровне в части 24, в секторе 256 сформировать убеждение "А мужикам нравятся полненькие".
-- на 4 уровне в части 46 "прим.", секторе 12 поменять полярность оценки: "На Ленке эти клеши как на корове седло, да и выглядят вульгарно".
-- на 5 уровне в части 3, в секторе 01 записать информацию из заархивированного сектора 1256 "Все-таки без мужика в доме намного спокойнее".
-- пока наша группа реализации раскачается, воду давно включат.
-- в оперативную память вписать напоминание "Сдать пальто в химчистку" (где вы только такую курицу откопали!).
-- на 1 уровне в части 1, в секторе 1 поменять полярность оценки: "Зато экстравагантно!".
И прошу отпустить меня обратно в Правительственный сектор!

*****


Менеджеру проекта N12038-01
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От руководителя группы разработки
Тихомирова Н.Н.


Отчет по реализации технологического проекта N 12038-01.

В рамках поставленного ТЗ было сделано:
-- на 5 уровне в части 24, в секторе 256 сформировать убеждение "А мужикам нравятся полненькие" - 100%.
-- в связи с ненадежностью эксплуатации данного сектора пришлось усилить оценку до: "Ей вообще только балахоны до пят носить".
-- архив оказался поврежден, получилось: "Мужика же каждый вечер ужином кормить надо, вот где ужас!"
-- Пока наша группа реализации раскачается, воду включать давно - ой, кто бы возникал!
-- в оперативную память вписать напоминание "Сдать пальто в химчистку" - 100%.
-- на 1 уровне в части 1, в секторе 1 поменять полярность оценки: "Зато экстравагантно!" -100%

Резолюция менеджера проекта: "ОК. Передаю тестировщикам".

*****


Менеджеру проекта N12038-01
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От руководителя группы тестирования
Павленко А.К.


Отчет по результатам тестирования технологического проекта N 12038-01.

Какой коновал в нанотехнологии ваял этот бред?
-- убеждение на 5 уровне в части 24, в секторе 256 "А мужикам нравятся полненькие" вступило в конфликт с убеждением на 1 уровне в части 1, в секторе 5 "Дорогая, тебе надо худеть", что привело к еще большей нестабильности.
-- это прокатило, претензий нет.
-- на 5 уровне в части 3, в секторе 01 к информации "Мужика же каждый вечер ужином кормить надо, вот где ужас!" самопроизвольно добавилось: "Есть же мужики, которые женам домработницу нанимают. Везет же кому-то!", что привело к началу распада данного сектора.
-- Пока наша группа реализации раскачается, воду включать давно - ой, кто бы возникал! - ой, а кто бы спорил!
-- кретины! Явный конфликт цели и возможности. У нее одно пальто, в чем она в химчистку попрется?
-- на 1 уровне в части 1, в секторе 1 поменять полярность оценки: "Зато экстравагантно!" - ок!
уроды, блин.

Резолюция менеджера проекта: "Вернуть в группу разработки".

*****


Менеджеру проекта N12038-01
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От руководителя группы разработки
Тихомирова Н.Н.


Служебная записка по технологическому проекту N 12038-01.

А что было в ТЗ, то и реализовали.
По поводу п. 3 - когда нам выделять новое оборудование для работы с архивами, тогда и нормально делать будем.
Сам урод, Аркаша.

*****


Менеджеру проекта N12038-01
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От системного аналитика
Веселова К.А.


Объяснительная записка по технологическому проекту N 12038-01.

А я просил вернуть меня в Правительственный сектор! Там баб мало, а у меня узкая специализация.

*****


Менеджеру проекта N12038-02
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От системного аналитика
Веселова К.А.


Техническое задание 12038-02.


-- убеждение на 5 уровне в части 24, в секторе 256 замкните на пофигизм типа "Ну и ладно, меня и такую полюбят".
-- пропускаю.
-- на 5 уровне в части 3, в секторе 01 снесите всю информацию, оставьте уверенность, что и она встретит своего принца. Только поставьте неопределенный период.
-- Пока наша группа реализации раскачается, воду включать давно - ой, кто бы возникал! - ой, а кто бы спорил! - уроды!
-- в оперативную память вписать дополнение "Взять на пару дней куртку у подруги". Сами кретины.
-- пропускаю.
Не вернете меня в Правительственный сектор, возьму отпуск!

Резолюция менеджера проекта: "Передать в группу разработки".

*****


Менеджеру проекта N12038-02
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От руководителя группы разработки
Тихомирова Н.Н.


Отчет по реализации технологического проекта N 12038-02.

Все по пунктам - 100%.
Верните этого ... того ... аналитика в Правительственный сектор.

Резолюция менеджера проекта: "Передать в группу тестирования".

*****


Менеджеру проекта N12038-02
отдела Исследований
Института нанотехнологий Души
Кручинину В.В.
От руководителя группы тестирования
Павленко А.К.
Отчет по результатам тестирования технологического проекта N 12038-02.



Ладно, Ок, все прокатило.

Резолюция менеджера проекта: "По получение отчета от инспектора закрываю проект. Верните аналитика в его сектор!".

*****


Начальнику диспетчерского отдела
Института нанотехнологий Души
Смирнову А.А.
От инспектора Приреченского района
Кузмина Н.В.


Служебная записка N12038 прим.

Была проведена плановая проверка состояния души Красиной Евгении Сергеевны, волнений не обнаружено.
Кстати, объект был встречен на улице, в компании с подругой. Волосы этой самой Красиной Е.С. совершенно соответствовали ее фамилии и топорщились на голове малиново-красным ежиком. Увидев мой, так скажем, удивленный вид, дамочка сказала подруге: "Видишь, что значит экстравагантный имидж?".
Ребята, вы не перестарались?

Резолюция менеджера проекта "Проект N 12038-02 закрыт"


PS: Отзывы о прочитанном направляйте автору.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02 сен 2004, 18:11 
Не в сети
Начинающий
Начинающий
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 май 2003, 00:08
Сообщения: 9
Откуда: Волжский
КУКЛА

Автор: Гарридо Алекс (los_garrido@mail.ru)
Сайт автора: http://zhurnal.lib.ru/g/garrido_a/



Сколько себя помнил, он мастерил кукол - из любого добра, что ни попадет под руку. Не постоянно, но рывками, запоями. Они не задерживались дома, расходясь по друзьям. Изредка он делал куклу в подарок специально - с такими легче было расставаться. Те же, кто оставался в доме, какое-то время нежно любимые висели на стене, приколотые к обоям швейными булавками, потом оказывались заброшенными в небрежении в дальнем шкафу, нижнем ящике стола, застревали между папками и старыми журналами в секретере.

Ему советовали делать кукол на продажу - он соглашался, но так и не смог. Ему казалось, что они слишком наспех сделаны. Не так, как делают кукол на продажу, а как рисуют набросок, торопясь уловить ускользающую жизнь, которую легче передать малым количеством точных штрихов, чем подробным выписыванием деталей.

Но ему говорили, что его куклы прекрасны. Что они - не просто так.

Он и верил и не верил, зная, как небрежно приметаны с изнанки все детали, зная, что если отвести шерстяные нити, изображающие волосы, от лица "манюни" - станут видны узелки и стежки, да еще черными нитками, потому что белая катушка в момент вдохновения оказалась чёрт-те где, видимо в другой комнате или, может быть, на кухне - кто б ее искал?

Ни выкроек, ни прикидок заранее - никогда. Он ловил жизнь непосредственно из лоскутов, протягивая их между пальцами, укладывая так и эдак, резал криво, стегал широко, наскоро пряча неровные края и подтягивая стежками то, что торчало не на месте. Глаза он делал из круглых черных блесток. Этого добра у него было много: когда-то ими была обшита повязка на голову, ее еще мать мастера носила в молодости. В детстве ему досталось за распотрошенную просто так повязку. Под плотной чешуей зеркально-черных блесток оказалась капроновая сеточка. Это было давно. Потом блестки пригодились ему - он покупал другие, но с новыми, купленными в магазине, ничего не вышло. Манюни получались только с теми, старенькими, покрытыми уже по затускневшей поверхности тоненькими трещинками.

Мастер пришивал глаз черной ниткой, несколькими стежками-лучиками, и они вдруг оказывались распахнутыми ресницами вокруг блестящего зрачка. Рот мастер делал по-разному. Иногда даже просто подрисовывал фломастером улыбку, а то пришивал одну под другой две красные бисеринки - получались прелестные губки бантиком. Брови мог нарисовать, мог и вышить. Волосы нарезал из шерстяной пряжи и прядь за прядью пришивал к затылку. Мог оставить свободно болтаться по сторонам манюниного лица, мог с помощью ниток закрепить в умопомрачительной прическе. Пряжу выискивал в секондах - разрозненные моточки самых неожиданных цветов, и стоят совсем дешево. По секондам же - в ящиках с откровенным тряпьем - собирал лоскуты. Для того, чтобы наряжать своих манюнь, выманивал и выклянчивал вышедшую из моды бижутерию у всех подруг и подружек. Как-то так из ничего собиралась красавица-манюня. Отдавая в хорошие руки, он целовал ее и наказывал вести себя хорошо и принести удачу в новый дом.

Еще он делал арлекинов и пьеро, ангелов, принцев в кольчуге, связанной на спицах из тонкой медной проволоки.

И однажды он сделал Каспера.

Каспер был набит обрезками ажурных колготок тогдашней подруги мастера, и от этого натура его была нежной, ранимой и художественной. Это сразу было заметно по взгляду его широко расставленных глаз, которые мастер наметил двумя перекрещенными стежками черного шелка. Алым шелком он вышил Касперу застенчивую улыбку. Руки и ноги у Каспера были длинные и тонкие, очень гибкие - из Каспера, будь он человеком, вышел бы непревзойденный танцор или гимнаст. Мастер одел его в пестрое трико, как у арлекина, а красные туфли с длинными носками украсил большими желтыми бусинами, будто бубенцами.

Мастер раздумывал, не подарить ли Каспера подруге на Новый год или день рожденья, но как-то неохотно раздумывал. Это всегда так бывало: расстаться с только что законченной куклой было выше его сил. Вот если бы Каспер сразу был задуман, как подарок, тогда другое дело... А Каспер был задуман просто как Каспер, он скорее даже сам придумался, мастер просто выпустил его наружу при помощи лоскутов и ниток.

Тем более, подруге Каспер не понравился: какой-то нылый, сказала она. Мастеру стало обидно за Каспера, но он ничего не сказал. С этой подругой спорить себе дороже было.

Так Каспер висел на стене, а подруга приходила почти каждый вечер, фыркала и советовала мастеру убрать подальше это убожество и не позориться. Мастер не спорил, но Каспера не убирал.

Может быть, лучше убрал бы. Может быть, ничего бы и не случилось.

А так Касперу было очень обидно. Мастер часто приписывал куклам свои чувства, и по его разумению Касперу было очень обидно, а мастеру было очень неловко перед ним. И постепенно, совсем по другим поводам, он стал часто спорить с подругой, все чаще и чаще, даже - и особенно - когда и повода-то никакого не было. А подруга стала появляться все реже и реже, наконец, совсем редко, а потом они очень громко поругались. Они и раньше ругались, и тогда подруга не приходила пару дней, а потом мастер сам ее приводил. А теперь он не привел ее.

Вот так, брат Каспер, сказал он. Вот так-так.

А Каспер молчал: что тут скажешь? Он чувствовал себя очень неловко, ведь это из-за него мастер поссорился с подругой. Ему даже стыдно было радоваться, что она больше не придет и не станет высмеивать его длинные конечности, рот до ушей (а как раз ушей-то у него и не было) и нелепые крестики вместо глаз (и прекрасно все видно!).

У мастера начался очередной период одиночества, а он их переносил с трудом, на грани депрессии. Вот, брат, говорил он Касперу, совсем не умею жить один. Плохо мне.

И от нечего делать стал разговаривать с Каспером. Так, между делом, обсуждал с ним, что приготовить поесть, если не из чего, - но вдвоем они непременно что-нибудь придумывали, ведь Каспер понимал, что мастеру есть необходимо.

Устраиваясь в кресле или на диване почитать хорошую книгу, мастер брал Каспера к себе: на колени, или прислонял спиной к животу, чтобы ему было видно. Вместе они слушали музыку и смотрели телевизор.

Надо же, говорил мастер, с тобой всё гораздо терпимее.

Но рано или поздно такие периоды заканчивались, потому что мастер на самом деле не мог жить один, и тот, кто присматривает за такими, как он, обязательно посылал ему человека, чтобы пережить еще часть жизни.

На этот раз их было двое. Мастер пришел домой с двумя очень милыми девушками. Одна была блондиночка, с застенчивой улыбкой, как у Каспера, и близорукими глазами, стеснявшаяся очков и почему-то не носившая линзы. Вторая была, представьте себе, дальнозоркой, и носила очки в элегантной оправе, и вся была эдакая... Волосы она красила в темные тона с какими-то особенно шикарными отливами и пользовалась яркой помадой, и все это ей шло чрезвычайно. Каспер для себя назвал их милочкой и красавицей, и мастер тоже - как-то они уже совпадали в мыслях...

Милочка очень смущалась, но смотрела на мастера очарованным взглядом. И Каспер ей сразу понравился, такой славный, открытый весь и очень нежный. Беззащитный такой.

Мастеру тоже больше нравилась милочка, а красавица просто была ее подругой, поэтому некоторое время приходила в гости вместе с милочкой, а потом перестала приходить.

Ну что ты, глупыш, утешал мастер. Не придет она - зачем мы ей? Такая она вся, вся такая! Смотри, какая милочка у нас добрая, какая ласковая, заботливая, готовит как - не то что мы с тобой! По-настоящему. И котлетки умеет, и борщ, и блины. А чего не хватает - с собой приносит. И что ей туда-сюда с пакетами таскаться? Пусть уже у нас живет?

Пусть, соглашался Каспер, но шелковые крестики подмокали - совсем чуть-чуть, незаметно.

Что же делать, что же делать, терзался мастер, ведь я - вот, живой, сам себе человек, а он только через меня и может жить. И надо же! - я сам ее сюда привел.

Ничего, говорил Каспер. Ничего. Я же... я же не настоящий.

Маленький ты мой, да ты в сто раз настоящей ее, она же кукла самоходная, ну что ты...

Ничего.

Потом у милочки был день рожденья, и она отмечала его у мастера. И пригласила свою единственную, с раннего детства, подругу. Ту самую. Красавицу.

Каспер встретил ее огромной улыбкой и букетом фиалок, которые мастер устроил ему в сложенные руки. И красавица подошла и взяла у него из рук фиалки и поцеловала в середину лица, потому что носа у Каспера не было.

Ничего так посидели: попили красного вина и чая, поели пирога и печенья, испеченных милочкой. Мастер рассказывал очень смешные анекдоты. Все смеялись. Красавица подарила милочке тушь для ресниц. Милочка смущалась, как всегда, а потом побежала с зеркальцем на кухню - пробовать.

Они остались втроем. Пойду, помогу ей, сказала красавица.

Подождите.

Да?

Хотите, я...

Иди сюда, у меня не получается! - позвала из кухни милочка.

Извините, сказалa красавица.

Ну вот...

Потом они пришли обе - красивые-красивые. У милочки глаза стали в пять раз больше, и губы она накрасила красавицыной помадой. Да ты у меня красавица, сказал мастер. Но для Каспера было не так.

Давайте танцевать, сказала красавица, даром я, что ли, кассеты принесла? Давайте мамба намба!

И они стали танцевать, а Каспер смотрел на них из кресла. Ему тоже хотелось танцевать, чтобы красавица увидела, какие у него необыкновенно гибкие руки и ноги, и как чутко он ловит ритм. А еще бы медленный...

И мастер посмотрел на него и пригласил красавицу на медленный танец, и поставил любимую касперову стрейнджерз ин зэ найт. Еще, просил его Каспер, еще! И мастер танцевал и танцевал с красавицей, не выпускал ее из рук, и еще долго не отпускал из гостей, так что автобусы уже не ходили, и пришлось ловить мотор. Когда он пошел ее провожать, он оглянулся на Каспера и сказал: хотите, подарю его вам.

Ну что вы! Он очень милый, но куда же я его?

На стену. Или на подушку. Он очень мягкий.

Я уже не маленькая, важно ответила красавица. А на стене у меня он смотреться не будет. И не в стиле совсем. Спасибо, не надо.

Видишь, я сделал все, что мог.

Спасибо.

Когда мастер вернулся, милочка плакала, заливалась слезами. Мастер попытался ей все объяснить. Она не поверила. Ты совсем свихнулся со своими лоскутнями. Устроился бы лучше на работу. Так я и поверила. Конечно. На нее все мужики западают. А ты со мной только потому, что она на тебя и внимания не обращает.

Да нет же! Ты самая милая!

Вот-вот. Милая. Всего-то.

Да я же люблю тебя.

Что ж ты раньше не говорил? Только сейчас. Все, нечего мне мозги пудрить. Не маленькая.

Ну все, хватит, взорвался мастер. Это он на Каспера закричал. Хватит. У тебя внутри - старые рваные колготки, я сам тебя сшил, и не очень хорошо к тому же. Все наружу. Иди-ка сюда. И мастер булавками приколол его на место, на стену.

А милочка... ну, она ведь тоже любила мастера, и дала себя утешить, и Каспер со стены смотрел на то, как сползало, сползало и наконец сползло на пол одеяло, смотрел и смотрел, потому что, приколотый булавками к стене, не мог ни отвернуться, ни закрыть глаза.

Но боль боли рознь, и боль от булавок, когда их, вонзенные в затылок, и руки, и ноги, приходится выдирать из обоев, все же легче перенести, чем ту, которая терзала колготочное нутро. Под утро милочка спросила, что это, как бубенчики звенят? Ой, это здесь, что это, мама! Мастер приподнялся - только тень метнулась в темном коридоре, лязгнул замок.

Вот паршивец! Мастер прыгал на одной ноге, не попадая в джинсы, и бормотал: свихнулся, да? я же говорил!

Лифт еще не работал, и мастеру пришлось бегом по лестнице с девятого этажа - спросонок чуть ноги не переломал. Каспера он нашел перед подъездом, в луже. Он лежал вниз лицом и вокруг его головы покачивались синеватые бензиновые круги - колеблющимся нимбом. Видимо, он выбросился с балкона: на некоторых этажах двери на общий балкон давно и окончательно были сломаны.

Тоже мне, Анна Каренина, почему-то сказал мастер и вынул Каспера из лужи. Он был мокрый насквозь, грязная вода текла с него ручьями. Живой? Каспер кивнул и всхлипнул. То-то же. Ну и что мне теперь с тобой делать? Может быть, я еще уговорил бы ее взять тебя - лежал бы где-нибудь на шкафу в чемодане. Хотя, конечно, какие у нее чемоданы на шкафу... А теперь? Мастер ощупал голову Каспера - вода потоками излилась из покривившихся крестиков-глаз. Маленький мой... И - что было делать? - мастер прижал его к голой груди, потому что когда человек страдает, нужно прежде утешить, а потом мыть и сушить. Хотя... Мастер подумал, что мытье и сушение сами по себе - процедуры приятные и утешительные, и потому решительно направился домой - вверх по лестницам девяти этажей.

Ты же человек, говорил ему мастер, выставив из ванной всхлипывающую милочку. А раз человек - обязан терпеть, даже когда терпеть невмоготу. Нечего унижаться. Глаза не щиплет? Терпи. Да кто она такая, чтобы ты из-за нее - в грязную лужу?

Я хотел умереть.

Не выйдет.

За что? Разве ты не можешь меня распороть?

Что? Урод несчастный. Ни за что на свете. Подожди. Я тебе скажу страшную вещь. Это только еще первая любовь - мы все через это проходим. Тебе еще любить и любить... Как кого? Откуда я знаю? Я мог бы сделать для тебя манюню, но, во-первых, тебя это не устроит, правда? Во-вторых, не знаю, выйдет ли еще такое чудо. И в-главных, нельзя же создавать человека, не оставляя ему выбора. Да и ты ведь не кукла, и не куклу хочешь любить.

Так, а теперь придется повисеть вот здесь, пока вода стечет, а потом положим тебя на батарею...

Что значит, зачем ты меня сделал? Что значит, ненавижу? Я тоже так умею говорить, когда совсем плохо...

Эй, что это в тебе ворошится? Так... так-так... милый, да никак у тебя завелось сердечко... Живи.



(- Каси, знаешь, я должна тебе сказать... Может быть, ты даже разговаривать, даже видеть меня после не захочешь, но я не могу... Я хочу, чтобы все было честно. Между нами такое... Я не думала, что любовь - это так. Вот так. Понимаешь?

- Не говори ничего, не надо. Если ты так боишься, не говори. Зачем? Что угодно, все-все, что угодно, скажи - и ничего не изменится. Это не я тебя люблю, это не ты меня любишь, это сама любовь в нас.

- В тебе - да. А во мне что... Я тебе скажу.

- Ты дрожишь вся.

- Я скажу! Я должна тебе признаться. У меня сердца нет. У меня внутри...

- Рваные колготки? - обрадовался Каспер.

- Нет, - растерялась она и беспомощно захлопала ресницами. - Синтепон от старой куртки...)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26 сен 2004, 16:11 
Не в сети
Начинающий
Начинающий
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 май 2003, 00:08
Сообщения: 9
Откуда: Волжский
МАСКА
Фантастический рассказ

Автор: Вячеслав Астров-Чубенко

Памяти здравого смысла посвящается...


- Мам, - крикнула Таня, не отводя глаз от голоэкрана, - ну, ты идешь? "Сенсация" уже начинается.

- Иду, иду! - ответила мама с кухни и поставила на гравиподнос с красочным изображением Богоматери последнюю чашку роскошного кофейного сервиза, щедро иллюстрированного известным библейским сюжетом. Потом она что-то нажала на подносе сбоку и снизу, он осторожно взлетел и направился в комнату, левитируя прямо перед хозяйкой.

Довольно просторная комната, в которой почти отсутствовала мебель, не считая журнального столика и книжного шкафа с преимущественно церковной литературой, была увешана картинами на религиозные темы и разнообразными иконами. В одном ее углу на тумбочке с резными крестами стоял головизор с экраном метр на полтора, а над ним величественно возвышалось главное украшение и талисман квартиры: огромная, под стеклом, в живописной позолоченной раме икона Пресвятой Богородицы. С противоположной стороны у журнального столика стоял раскладной зеленоватый диванчик, своей формой призванный напоминать ясли Иисуса, по обе стороны от которого находились слишком мягкие кресла такого же цвета. А на диванчике уютно устроились дети - восьмилетний Сережа и двенадцатилетняя Танюшка, вертевшая в руке пульт управления головизором. В кресле сидел папа и смотрел газету "хроника веры". Мама опустила гравиподнос на столик и стала разливать чай.

Тем временем, после короткого блока рекламы, призывающей не жалеть пожертвований на новый храм "Любви Христовой", в экране головизора, как в большом лишенном стекла окне в другую комнату, вырисовалась почти осязаемая голостудия популярной программы "Сенсация века". Интересно все-таки устроена человеческая психика. Если и есть нечто, никогда не перестающее удивлять людей, так это разве что то, насколько быстро они перестают удивляться и привыкают к чудесам, как только их обуздают. Уже первое поколение, выросшее при таких чудесах научно-технической мысли, как головизоры или те же гравиподносы, совсем не пыталось потрогать голографическое изображение или инстинктивно провести рукой над висящим в воздухе подносом в поисках держащих его невидимых нитей. Вместе с тем мало кто из них хотя бы туманно представлял себе простейшие законы голографии, лежащие в основе работы простейшего головизора, или элементарную теорию антигравитации, заставляющую парить в пространстве обыкновенный поднос. Единственное, что всем "нужно" было знать, - "все эти блага и чудеса любезно предоставлены Господом".

- Ой, - вдруг без энтузиазма вспомнил Сережа. - А по двадцать девятому сейчас "Вечернее Богослужение"...

Таня сморщила нос.

- Да ну его, - равнодушно проговорил папа, переворачивая газету. - Подумаешь, один день не посмотрим. Всего-то 20 копеек штрафа.

- Ну, ладно, - вздохнула мама, - смотрим.

* * *

После общего плана студии, напоминающей небольшой амфитеатр с мягкими сидениями, занятыми зрителями, в кадр взяли эксцентричного ведущего, косящего то ли под Иисуса Христа, то ли под Гоголя, который радостно провозгласил:

- Добрый вечер, а для кого и любое другое время суток, дорогие братья и сестры, маленькие и взрослые, словом, все те, кто включил сейчас свои головизоры и попал на наше голошоу "Сенсация века"! - аплодисменты и улюлюканье в студии. - Эту программу мы, как обычно, транслируем со старушки Луны, дабы вся Система, все вы, друзья мои, могли наслаждаться ею без всяких атмосферных помех! - аплодисменты и улюлюканье. - Сегодняшнюю передачу любезно благословил Блаженнейший митрополит Лунабурга его Святейшество отец Гросс! - аплодисменты и улюлюканье, а в зале встала соответствующая духовная особа. - Итак, с вами ток-шоу "Сенсация века" и я, головедущий Эммануил Лавченко! - продолжительные аплодисменты и улюлюканье.

- А сейчас, - продолжал ведущий, - я представляю вам нашего гостя - настоящую сенсацию... Встречайте - наша Маска! - радостный гомон в студии.

В кадре появился небольшой белоснежный постамент, в центре которого было установлено черное кожаное кресло с гравитационной регулировкой. На него-то и направили мощный луч прожектора. Туда вошел человек самого среднего роста, средне (хотя и элегантно) одетый, со "средним" цветом волос и вполне "средней" прической. Зато надетая на нем маска была весьма красноречива. С одной стороны белая, с другой - черная, с одной улыбающаяся, с другой - грустная, она была испещрена характерными морщинами вокруг глаз и немного на лбу, с ненавязчивыми, но очень подчеркнутыми извилинами на висках и с выразительно поставленными бровями. Все это, конечно, было отлито из органической пластмассы, но в общих чертах, безусловно, отражало сущность героев программ, скрытых маской.

- И у меня первый вопрос к Маске, - сказал ведущий, в один прыжок усевшись на свое высокое сиденье возле постамента. - Вы не боитесь, - он немного подумал, поджав губы, - вы не боитесь, высказывая такие крамольные мысли и убеждения, глубокого осуждения широкой общественности, а тем более нашей Святой церкви, наконец, - гнева Господнего? Уж от него-то вас никакая маска не спасет. Замахнулись-то вы на святое! - публичный вздох негодования.

- Так чего мне больше бояться, - "гнева Господнего" или осуждения общественности? - рассмеялась Маска (голос был тоже изменен). - Да, по всему видно, уважаемый Эммануил, что вы мучительно выбираете слова для эфира. "Осуждение" - самое, что ни на есть мягкое слово, которое только может быть здесь применимо. Такие, как я, а их всего один - от силы полтора процента научной элиты, которая только и поддерживает нашу вырождающуюся цивилизацию, либо "деликатно" отмалчиваются насчет дутых святынь, весьма удобных для успокоения нервов и управления холопами, либо становятся изгоями в собственном обществе. На них сразу вешают клеймо ереси и инакомыслия, очень вредного для принятых стереотипов и "святынь", для установленных идеалов добра и нравственных ценностей.

Естественно, таким и работу найти крайне трудно, так как их отторгает любой коллектив, словно нечто дикое и инородное, а на улице их едва ли не линчуют, сопровождая бранью и позорным свистом. Вот это - настоящая дикость - продолжается лет пятьдесят, хотя вроде бы уже прошло несколько столетий, как официально повсеместно объявлена демократия, гласность, право личности на самоопределение и свобода убеждений. Как это ни печально, но все эти, на-сто-я-щи-е, - он выделил это слово интонацией, - ценности, которые и являются определяющими для любой цивилизации, для нас остались только на выцветших бумагах и в забытых файлах суперкомпьютеров. Поэтому я замахнулся отнюдь не на святое, а на доисторические религиозные мифы, на которых прекрасно выезжают рвущиеся к власти политики и строит свою идеологию обмана наша "Святая Цеpковь", уже давно захватившая власть и над политиками, и над душами, да на первобытные инстинкты и дикость. Все это неуклонно ведет к упадку нашу некогда гордую цивилизацию, цивилизацию Шекспира и Эйнштейна. Хотя с виду все мирно и красиво: строятся мощные орбитальные станции и космические корабли, мы проникаем в тайны материи и мироздания... Вот только объяснение и использование всего этого - настоящее глумление над реальностью и здравым смыслом. И рано или поздно мы очень дорого заплатим за это, как уже не раз бывало в истории цивилизаций. По сути, мы уже платим, только этого упорно никто не замечает.

Человек в маске говорил спокойно и уверено, будто знал все это с детства. Студия притихла и угрюмо слушала монолог, даже ведущий, видимо, несколько не ожидавший такого, не перебивал собеседника. Только на лицах присутствовавших в зале духовных особ все больше проступало недовольство.

- А что касается того, боюсь ли я чего-то, - беспристрастно продолжала Маска, - то сейчас я уже ничего не боюсь. В свое время я уже пережил ваш "гнев Господний" в виде разрыва с семьей и повсеместных гонений за инакомыслие, а, по сути - за правду.

В данный момент я живу в уединении на Хароне (это спутник Плутона), но отнюдь не из страха и не ради пресловутого собственного спокойствия, а чтобы спокойно закончить свою работу.

Маска замолчал, не сказав, что кульминацией его работы является именно эта передача. Ведущий же поспешил перестраховаться (сворачивать передачу было уже поздно):

- Как видите, уважаемые зрители и голозрители, наша передача пока с лихвой оправдывает свое название. Напоминаю также, что "Сенсация века" - самая либеральная программа, где мы предоставляем нашим гостям право высказывать любые экзотические и крамольные точки зрения. Разумеется, мы не обязательно соглашаемся с ними, чем и опровергаем высказанное только что мнение, что "гласность осталась только на бумаге". Итак, я опять обращаюсь к нашему гостю. Значит, вы выступаете против главных ценностей Божьих - против наших официальных религии и церкви, которые издавна учат нас гуманности и добру, которые привели нас к процветанию, а не к упадку?

- Давайте пока оставим в покое "ценности Божьи", - ответила Маска. - Само словосочетание "официальные религия и церковь" - уже негуманно. Из той же Библии следует, что вера - это сугубо личный, сокровенный выбор каждого. Правда, там же далее идет "вежливая оговорка", что те, кто не сделал ЭТОТ выбор впоследствии будут преданы "геенн огненной", но это уже, как говорится, другая повесть. Сейчас важно то, что наша "доблестная" святая Церковь, которая, очевидно, планирует возродить "святую" инквизицию, на практике даже не предоставляет такой выбор. Безусловно, я категорически протестую против такой церкви, - сказал человек твердо и уверенно. - Я не принимаю церкви, которая превратилась в дьявольскую машину порабощения душ со строгой иерархией и системой догм, рвущуюся к наживе и власти; которая, как во времена средневековья, шантажируя отлучением и анафемой, может протащить любой закон и добиться любого правительственного разрешения; которая, бессовестно эксплуатируя естественное желание слабого человека иметь что-то "Высшее" над головой и иметь красивые и точные ответы (которые то ли наука, то ли невежество не дают), устанавливает штрафы за непросмотр религиозных программ. Хотя здесь есть и альтернатива: или штраф, или телефонная исповедь, - разумеется, тоже платная. Впрочем, все эти эффекты разложения, рано или поздно всплывающие во всей своей красе, - удел любой церкви, основанной на ложном, ненаучном мировоззрении. А на таком мировоззрении, как бы там ни прыгали, основана любая церковь и религия. Это я давно уже понял. Вот почему я говорю именно об упадке, а не о процветании. Да, мы достигли большого научно-технического прогресса и известного личного материального процветания (хотя все это могло бы быть на два порядка выше). Я даже готов согласиться, что мы пришли к достаточной социальной и политической стабильности. Но какой ценой? Ценой ухода от реальности?... Сейчас вряд ли кто из нас, кроме тех полутора процентов, имеет даже приблизительные знания о том, чем повседневно пользуется, будь то программируемая расческа или межпланетный лайнер. При этом нам постоянно вдалбливается, и мы с этим соглашаемся, что на нас давно "снизошло Благословение и Озарение Господне" и чуть ли не завтра мы до конца познаем истинный смысл Вселенной. И каждый гордо считает, что почти постиг истину, платя обязательный пятидесятипроцентный церковный налог из собственной зарплаты и особо не утруждая себя либеральностью. Так что вряд ли происходящее сейчас имеет хоть какое-то отношение к общечеловеческим или, как вы их называете, "Божьим" ценностям.

Дерзость Маски постепенно достигала пределов дозволенного. Поэтому некоторые лица в зале, особенно духовные и правительственные представители, недовольно заерзали на своих местах, уже едва сдерживаясь.

Большинство же присутствующих в студии, как отметил "Маска", сидели как приклеенные, хмуро слушая и не выдавая эмоций. Значит, еще не все потеряно.

- Ну, хорошо, - сказал ведущий, в голосе, которого проскочила нотка энтузиазма, - не будем спорить о непреходящих ценностях, на которые у нас с вами, очевидно, слишком разные взгляды. Сейчас я хочу задать вам один самый прямой вопрос, который должен расставить все точки над "и" и, быть может, даже станет кульминацией этой передачи. (Я сказал "быть может", потому что настоящая кульминация, возможно, еще впереди). Итак, - ведущий сделал неумолимое лицо и наклонился к Маске, - вы вообще верите в Бога? После этих слов в студии ослепительно сверкнула неоновая бутафорская молния, и через все теле человечество пронесся раскат оглушительного грома, - в общем, все как обычно. Вот только гость программы сидел все так же неподвижно, установив в кресле силу тяжести два жэ, положив руки на колени и, как мерещилось, даже под маской выражение лица его было столь же непоколебимо. А его голос был все таким же уверенным и спокойным.

- Я ждал этого прямого вопроса и не побоюсь на него не менее прямо ответить: нет, я не верю в бога. Я не люблю играть в слова, и не люблю замасливать глаза философскими словоблудиями. Как ученый я, конечно, мог бы сказать, что для нас бог это сама природа, из которой мы все вышли. Но это, по сути, и означает, что ни того бога, которого мы имеем в виду, ни любого другого, как некоей высшей субстанции во Вселенной, или "над" Вселенной, не существует! - это было даже не повышение голоса, а просто акцентирование интонации на этом слове. - И в один прекрасный момент это выяснится со всей очевидностью, и тогда уже невозможно будет успокаивать себя вышеупомянутыми философскими словоблудиями. Может, это произойдет и не завтра, и даже не послезавтра. Но это неотвратимо произойдет как познание истины. Не хочу быть пророком, но когда сие случится, для человечества такое "озарение" будет роковым. Ведь многие, слишком многие, настолько срастутся со своей иллюзией, со своим выдуманным религиозным миром, что уже не смогут от него отказаться. В этом случае глобальные последствия для цивилизации могут стать необратимыми. И тогда наступит воистину падение нашей расы, вся эволюция гомо сапиенса уже необратимо пойдет вспять, наступит настоящее вырождение. Но не исключено, что все это произойдет таки завтра. Поэтому уже сегодня, я уверен, стоит хотя бы попытаться откровенно взглянуть реальности и фактам в глаза, и четко для себя разграничить, что объективно существует, а во что мы хотим верить.

Это было уже слишком. Неслыханные ахинея и богохульство! Студия, равно как и вся остальная цивилизация, сидела окаменевшая, не веря своим ушам. Это просто какая-то доисторическая дикость... Бог давно уже был научно доказанной аксиомой. Только его Святейшество отец гросс походил на вулкан, для могучего извержения которого необходима была последняя решающая искра.

- Поймите меня правильно, - продолжал гость, - я не против храма как понятия. Но ведь храм - это совсем не стены, и не обязательные проповеди и исповеди. Каждый должен строить храм у себя в душе - из своей совести и из всего того лучшего, что дала нам природа, если, конечно, все это в нас еще осталось...

- Ну, хватит с меня этой ереси и хулы, этого Богом проклятого человека! - не выдержал, наконец, отец Гросс. - Но прежде, чем я покину это богохульное место, хотелось бы выразить надежду, что все, здесь сказанное, не будет воспринято всерьез честными христианами. И еще я очень надеюсь, что после этой передачи правительство, наконец, пересмотрит к ней свое отношение.

Последние слова, разумеется, были приговором передаче. Гросс встал и демостративно, через весь зал, так, чтоб его пышный наряд как можно дольше побыл в кадре, покинул студию. Раздались механические аплодисменты присутствующих, а Маска проводил его все тем же абсолютно равнодушным взглядом.

- О, похоже, я последняя "сенсация" в вашей последней передаче, - беззаботно проговорил гость в мертвой тишине. - Но я никого не осуждаю. Ни здесь, ни вообще. Я человек либеральных взглядов и понимаю, что каждый волен верить в то, что подсказывает ему его совесть, или не верить вообще. Однако существует объективная реальность, которая в данный момент не зависит ни от нас, ни от наших взглядов. И вот о ней-то я сейчас и говорю, как бы неуютно от этого кому-то не было. Я просто представляю себе одну из вполне вероятных картин, быть может, даже очень недалекого будущего, когда кто-то горько пожалеет, что отказался от действительных поисков, к примеру, некой формулы бессмертия, надеясь на пресловутое бессмертие души и, исходя из религиозных догм, считая такие поиски гордыней и тщеславием. Хотя для них была реальная практическая возможность. Я не акцентирую внимание именно на подобном случае, будет много и других разочарований. Это просто один очень показательный пример того, что, так или иначе, ждет каждого из нас. Нас или наших детей. - Он подумал немного и добавил: - впрочем, не берусь утверждать, какие исследования сейчас за семью печатями проводятся в церковных лабораториях, чтобы потом их результаты выдать за очередное "чудо Господне". Это уже делается, например, с так называемыми исцеляющими иконами, к которым просто незаметно подводится силовое поле Дантэ, стабилизирующее организм на клеточном уровне. Я понимаю, это звучит невероятно и дико, и вы вправе мне не поверить. Но я сам проводил соответствующие расследования, подпольные, разумеется, и могу представить документальные факты. Вот о какой реальности я говорю.

Все были оглушены, ошеломлены, подавлены этими откровениями. Мир, такой привычный, не вызывающий сомнений мир рушился на глазах. Хотя... Зато ведущий, который давно понял, что терять уже нечего, чувствовал себя совершенно раскованно. Он решил в своей последней передаче раскрыть весь свой талант поднимать и обсуждать проблемы.

- Вы знаете, - сказал он, - все, что вы здесь сказали, для меня лично и, я уверен, для подавляющего большинства тех, кто вас сегодня видит, звучит, что называется, как гром среди ясного неба. Хотя какие-то подводные течения есть, и кое-что мы и вправду подозреваем... Но в рассказанное вами действительно трудно поверить, потому что все это слишком расходится буквально со всем, что принято у нас сегодня. Вместе с тем я лично не могу не признать, что говорите вы достаточно убедительно, последовательно и аргументированно, как человек действительно знающий суть вопроса. И все-таки, - продолжал ведущий, задумчиво щурясь, - мне, как вашему слушателю, что-то непонятно... Вот вы обмолвились, что вы ученый. Так? Но ведь все знают, что наука давно уже доказала почти все, так категорически отрицаемое вами сейчас. В том числе и того же Бога или, во всяком случае, существование чего-то сверхъестественного. Вот как вы объясните такое противоречие или пробел в ваших рассуждениях?

- Ну, это очень просто, - ответил человек в маске. - Наука, вернее то, что из нее постоянно делают, всегда доказывала и доказывает исключительно потребное слепой вере, власть имущим и, наконец, Святой Церкви. Увы, но таков уж нелепый закон нашей нелепой жизни. И самое удобное, что народу-то много не надо. Все, что нужно, это пересказать привлекательный миф или вожделенную религию научным языком, используя как можно более заумную научную терминологию. И все, дело в шляпе. После этого уже никого не интересует, насколько объективны и, собственно, научны эти рассуждения. Любая мистика, любой бог, любая вера научно обоснованы. Как говорится, поди, потом докажи, что ты не верблюд. Да, кстати. Здесь еще очень важно, чтобы у широкой общественности было как можно меньше научных знаний (вернее, чтобы были только те из них, которые выгодны текущей пропаганде) и как можно меньше понимания самой сути науки. В общем-то, примерно так и зародились проевшие всем мозги пресловутые креорационалисты, которые, как они о себе думают, "научно" открывают для человечества бога. Безусловно, они тоже внесли свою лепту в то, что мы имеем сейчас. Но как абсолютно преданный науке человек, уверяю вас - наука открывает и доказывает совсем другое. И нам это неизбежно предстоит понять, если, конечно, мы хотим остаться людьми.

- Вот слушаю я вас, - сказал ведущий, - и меня не покидает ощущение, будто бы вы возомнили себя каким-то чуть ли не Мессией или, на худой конец, пророком, хотя и сказали как-то, что не хотите таковым показаться. Можно подумать, что вы умней всех, что прозрели и постигли истину только вы один, а все остальные, вас окружающие, то есть мы, просто слепые и глухие овечки, блуждающие без поводыря. Откуда в вас такая уверенность, почти гордыня?

- Бросьте эту церковную высокопарность. Нет здесь никакой гордыни, хотя в ряде случаев я и не вижу в этом понятии ничего дурного. А что до моей уверенности, то и тут не существует никакой сенсации. К тому же, что и я, может прийти каждый, если он, фигурально говоря, спустится со своего тысячепервого этажа и хотя бы раз задумается над происходящим. Но в моем случае свою и, я уверен, главную роль сыграла еще и наука, которой я с детства хотел заниматься. Уже в третьем классе я окончательно решил стать астрофизиком, но сами знаете, какие сейчас школьные программы: откровенный гуманитарный уклон с доминирующими Словом Божьим и всяческой религиозной литературой. Даже на Обероне, где я родился. Уже тогда, с трудом отыскивая с родителями процензированную физическую и астрономическую литературу, я так толком и не понимал, почему учение о недрах планет или звездных атмосферах это "дорога к Богу". Уже тогда начало приходить смутное осознание того, что в мире что-то не так, что он погряз во лжи и лицемерии. Однако окончательно я это понял отнюдь не сразу. И даже после университета, где я дал подписку о "нераспространении естественнонаучных знаний без официального разрешения", и после аспирантуры, в которой мою работу по "особенностям термоядерного синтеза в ядрах красных карликов" контролировали семь раз на дню, я все еще старался относиться ко всему происходящему лояльно, с известным пониманием. В конце концов, слабому человеку нужна какая-то вера, пусть даже иллюзия, чтобы жить и хоть что-то делать, думал я. И только когда я набрел на своих подпольных единомышленников, изучил действительную историю человечества и познакомился с некоторыми объективными, а значит, тоже подпольными, трудами ученых, ко мне, как бы это голословно не прозвучало, пришло настоящее прозрение. Я понял, что религия, в данном случае христианство, и церковь на определенных этапах истории действительно были радикальными мышлениями, вобравшими в себя основные общечеловеческие ценности, и поэтому пускавшими земную цивилизацию в настоящий прорыв. Но нет такой идеи, которую нельзя использовать в своих целях. Равно как и нет религии, что не устаревает со временем. И постепенно христианством начали прикрываться для сожжения инакомыслящих. Потом религия, в особенности опять же христианство, во многих странах заимела очень удобный для завлечения прихожан ореол мученика, гонимого тоталитарными режимами: естественно, что же еще искореняет тирания, как не истину? После этого началась вопиющая религиозная истерия с безоговорочным принятием всех церковных канонов и догм, уже за неимением других, с лихорадочным, почти диким, что называется, на последние деньги, восстановлением разрушенных и строительством новых храмов. Это было воистину жалкое зрелище. И со временем наша Святая церковь превратилась в ту же отвратительную тоталитарную систему. И нет здесь никакой сенсации, это просто историческая закономерность, обуславливаемая человеческим невежеством и безволием.

- Ну, хорошо, - сказал ведущий, медленно расхаживая взад и вперед возле пьедестала. - Вы сегодня сказали более чем достаточно для того, чтобы мы поняли вашу точку зрения и были потрясены ею. Чтобы, как вы говорите, люди стали хотя бы задумываться над происходящим. Но, к сожалению, время нашей передачи, наше время, - многозначительно подчеркнул он, - неумолимо истекает, и я обращаюсь к залу: не хочет ли кто, пока есть возможность, задать какой либо вопрос нашему гостю, или что-то еще ему сказать?

Угрюмое молчание.

- Неужели ни у кого нет никаких мыслей по этому поводу? - удивился ведущий.

В студии встала женщина бальзаковского возраста с искусственными волосами и "приятным" салатным цветом лица.

- У меня только одно замечание к Маске: как вас только земля носит?! Знаете, сколько уже было таких "реформаторов", как вы? Но все они были либо несчастными полоумными, которые сами не ведали, что творили, либо посланцами сатаны в человеческом обличье, которые стремились завести нас прямо в ад. Но, слава Богу, наша вера и наша Церковь всегда предохраняли нас от этого пути.

Студия выслушала ее серьезно, но без особого энтузиазма. Однако уже чисто машинальные аплодисменты, разумеется, были восприняты ею как знак всеобщего согласия и одобрения.

- Я даже не буду это комментировать, - сказал гость. - Здесь воочию видна вездесущая рука прогнившей насквозь церковной идеологии и закостенелость мышления. Это как раз то, что я вам говорил о наших насущных проблемах либеральности и свободы убеждений.

В зале замаячил протестантский пастор, который придерживался более либеральных взглядов, чем другие священники.

- Братья и сестры, - торжественно начал он. - Не стоит осуждать этого, сбившегося с пути Господнего, человека. Как написано, "не судите, да не судимы будете". Будем считать, что сегодня на нас снизошло испытание нашей веры. Лучше попросим Бога простить его, и принять его бедную скитающуюся душу (подобные прозрачные намеки на сегодняшний день понимали уже практически все). Мне только одно хочется узнать у нашей Маски. Брат, как давно ты был на проповеди Господней, очищал свою душу исповедью или же просто брал в руки нашу Святую Книгу - Библию?

- Достаточно давно, чтобы прийти, наконец, в себя, - не задумываясь, отрезал Маска, чем и обезоружил оппонента.

- Ну, что ж, - сказал, наконец, ведущий, - До конца передачи остаются считанные секунды, и напоследок я бы хотел сказать вот что. Безусловно, как бы ни относились ко всему здесь сказанному и услышанному, для нас этот эфир не пройдет даром. Люди начнут задумываться, мыслить, анализировать услышанное и, быть может, кому-то действительно не поздоровится. Но тут есть один момент... В конце передачи я всегда предлагаю нашим участникам снять маску, если вы помните, я намекал на это, говоря о еще большей сенсации. Однако сейчас, учитывая все, сказанное нашим гостем, я бы попросил его не снимать маску.

Ведущий "Сенсации" знал, что это были его последние слова на голо видении. А может, его ждало и что еще похуже.

- Я, правда, очень тронут вашей заботой, - произнес непроницаемый металлический голос Маски. - Но я здесь именно для того, чтобы снять с себя маску.

Он сделал несколькосекундную выжидающую паузу и рывком удалил маску... Невозможно описать словами ту немую сцену, то смятение, оцепенение и даже ужас, овладевшие в этот момент человеческой цивилизацией.

Только не это. Это какая-то насмешка злой судьбы. Это более чем неуместная шутка. Это решительно невозможно!

На людей смотрел, заглядывая им прямо в душу, сам Иисус Христос.

* * *

Изнеможенный, но счастливый, человек добрался, наконец, до своего вделанного в скале стеклянножелезного убежища на Хароне. Пользуясь потрясающим эффектом оцепенения, от которого все еще нескоро отойдут, исчезнуть незамеченным было нетрудно. Он устало опустился в свое любимое кресло у большого окна, за которым далекое ослепительное Солнце скудно освещало скованный холодом кратерный ландшафт. Больше всего ему хотелось две вещи: спать и пировать. В результате десятилетней работы он достиг, наконец, своего. И пусть они теперь не верят ему, пусть собирают внеочередные съезды и конференции, пусть спорят, машут руками, идут на демонстрации. Зато пахнет, наконец, долгожданный ветер перемен и развеется этот вязкий промозглый туман застоя в душах и обществе. И быть может, у человечества хватит мужества в очередной раз сбросить эту постыдную МАСКУ лжи и лицемерия.

За этими мыслями он чуть было не задремал в уютном гравитационном кресле. И тут вспомнил, что все еще находится в облике того, древнего родоначальника Новой Эры и нового мышления, которое слишком устарело сейчас. Даже если бы бог и существовал, он бы уж наверняка не обиделся бы на него. В конце концов, Его имя всегда использовали для обновления человека.

Он заставил себя подняться и побрел в ванную снимать свою последнюю маску.



(c) Вячеслав Астров-Чубенко. 5 - 25 мая 1998 года. Николаев.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 ноя 2004, 19:59 
Не в сети
Начинающий
Начинающий
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 май 2003, 00:08
Сообщения: 9
Откуда: Волжский
РАССКАЗ ПО КАРТИHКЕ.

"Рассказ по картинке, рассказ по картинке -
Висела она на доске.
Две девочки к школе идут по тропинке,
И что-то несут в узелке. И трактор стоит вдалеке..."

(В. Берестов).

..."Картинка была нарисована изнутри на ржавой двери гаража" - такой фразой
хочется начать рассказ, но нельзя эту фразу назвать правдивой. Hикакой картинки
никто не рисовал - была просто ржавая дверь, освещаемая проникающим в щель
дневным светом. В самом гараже стояла машина. А в машине сидели мы с приятелем,
и пили водку.

Hекорое количество спиртного настраивало на философский лад. Хоть все
философские темы и давно обговорены уже. Мы просто сидели и молчали. И
расслабленным взором я смотрел на врутреннюю дверь гаража, на причудливое
сочетание ржавых разводов, освещённое царящим в гараже полумраком...

И вскоре увидел...

-Вот смотри, - неторопливо сказал я приятелю после долгого молчания. - Тот, кто
идёт спереди - это как бы предводитель. За ним идут люди в болахонах. Справа
налево, по дороге. Много людей, толпа. Странные какие-то люди, но вот их
предводитель... Огромный такой воин, впереди строя. В доспехах. Мертвеца
напоимнает. Hаверное, это Водитель Мёртвых. И куда же он толпу-то ведёт, а?

Мой приятель далеко не сразу понял, о чём речь. Речь же шла о причудливом
сочетании узоров на ржавой двери, которые при расслабленном взоре действительно
складывались в некое подобие картинки. Проигнорировав шутку о белой горячке, я
стал говорить подробно, что вижу. Хотелось мне, чтобы друг тоже это увидел. И
картинка как по волщебству становилась для меня всё яснее и яснее. Вот я уже
наблюдаю, как по сторонам дороги какие-то бродяги склонились ниц перед
Водителем Мёртвых и его армией. Вот доспехи самого Водителя Мёртвых уже
прорисовываются в мельчайших подробностях...

Стоит лишь на секунду отвлечься - снова видна только дверь гаража в ржавых
разводах. И со следами нанесённой ещё при строительстве краски. Hо стоит
расслабить зрение - и опять передо мной разворачивается средневековое
действо...

Приятель неожиданно поразил меня комментарием - "А он ведь из замка их ведёт,
вон там, вдали..."

Здесь уже я не сразу понял, о чём идёт речь. Потом пригляделся. Фантастика. Я
воспринимал картинку двухмерной, а мой оппонент уже умудрился увидеть там
перспективу... Смотреть пришлось не так долго. Да, так оно и есть - те самые
белые пятна - это средневековый город, он же замок, с белой защитной стеной...
И стало теперь видно, что толпа людей в балахонах, следующая за предводителем,
идёт не только справа налево, как виделось мне изначально, а истекает ручейком
из того замка, что был виден вдали...

Одинаковых галлюцинаций у двух разных людей не бывает.

Картинка теперь уже "вызывалась" сразу и со всей перспективой - стоило лишь
только посмотреть на дверь гаража расслабленным взором.

Мы ещё долго сидели в машине, пили водку, и обсуждали детали рисунка.
Обсуждения не были надуманными - всё это виделось наяву. И дорога, по которой
шёл Водитель Мёртвых со своей свитой, и двое бродяг, согнувшихся в глубоком
поклоне... Замок далеко за дорогой. Между дорогой и замком - непроходимая
местность, пропасть, заросшая кустарником... Кажется, по виду кустарника, можно
примерно определить страну. Климатический пояс явно средиземноморский...
Италия? Или Испания? Может быть и юг Франции, если и нет, то где-то рядом.
Дорога же поворачивает, и идёт по правому краю рисунка прямо к замку - туда,
где должен быть подъёмный мост... Справа от замка, в ещё более далёкой
перспективе - другой замок, подробности и не различишь уже... И ведёт, ведёт
куда-то огромный предводитель в доспехах целую армию доверившихся ему людей...

Как выяснилось впоследствии, смена освещения могла только затуманить картинку,
но никак не исказить то, что было на ней нарисовано.

Приятель у меня к подобным вещам относится без особого восторга - ну увидел он
то, что увидел я, ну и что... Шутили ещё насчёт великого художника, всю эту
композицию составившего, и быстро решили, что приз надо давать пьяному маляру,
ибо по-трезвому такой шедевр случайно не нарисуешь... Пьянствовали в этом
гараже мы ещё несколько раз, и каждый раз, в любом состоянии, я мог при
минимальном усилии воли узреть знакомую уже картинку...

...Много воды с тех пор утекло. Гараж должен ещё стоять, хотя были, давно ещё,
объявления о том, что гаражи скоро сломают... Значит и тот самый рисунок,
точнее та волшебная игра красок пока ещё существует в природе.

Чудеса окружают нас повсюду, надо только уметь их видеть. Вот и сейчас, спустя
много лет, ясно вспоминаю я ту застывшую во времени картинку... И почти что
вижу таинственного Водителя Мёртвых в средневековых доспехах, который через
века всё ведёт и ведёт куда-то из замка огромную толпу доверившихся ему горожан
в серых балахонах... И случайные бродяги склоняются ниц перед всей этой
странной процессией...

(c)Alex Makeev, 2:5020/1368.4


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: рассказы
СообщениеДобавлено: 28 сен 2016, 23:17 
Не в сети
Начинающий
Начинающий

Зарегистрирован: 10 сен 2016, 21:12
Сообщения: 4
Фильм ведь своего рода тоже рассказ? Не знаю где поделиться эмоциями, поэтому на этой теме остановлюсь) Если хочется посмотреть чего-нибудь смешного, веселого, яркого, чтобы поднять настроение в осенний холодный вечер, очень рекомендую относительную новинку этого года, которая вышла буквально пару месяцев назад, называется Свадебный угар http://bobfilm1.net/novinki-filmov-2016.html нереально задорный, сумасшедший и прикольный фильм, смотришь такое и сразу поднимается настроение, а ведь осень время грусти и тоски, но не с такими комедиями))) насмеялись с мужем от души, расслабились после тяжелого рабочего дня и просто отлично провели время) и сюжет, и актерский состав, и музыкальный ряд, и приколы- все на высшем уровне) рекомендую к просмотру!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: рассказы
СообщениеДобавлено: 24 окт 2016, 15:39 
Не в сети
Начинающий
Начинающий
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2016, 15:35
Сообщения: 16
на досуге люблю любое чтиво

_________________
если заказ оформить через кэшбэк сервис https://letyshops.ru , выходит аж 4,5%. Только вот сомневаюсь, нормальная ли фирма краски?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB